CEO, CIO, CFO — как правильно использовать иностранные должностные аббревиатуры

02.03.2016

Как известно, мы живем в эпоху социальных медиа и глобализации. В условиях столь тесных коммуникаций, особенно с иностранными партнерами, неизбежны заимствования и адаптация как в сфере управления бизнесом, так и в самой языковой среде. Именно таким образом в наше повседневное и особенно деловое общение постепенно внедрились такие термины, как «комьюнити», «фаундер», «стартап», а также буквенные аббревиатуры CEO, SEO, CIO, CTO и др. Проблема в том, что эти сокращения мы не разрабатываем сами, а заимствуем их из-за рубежа. Иностранцы любят сокращения, а мы любим заимствования, однако, далеко не всегда они действительно полезны, а иногда даже могут навредить.

Этот феномен можно сравнить с медалью, имеющей две стороны. В одних случаях употребление иностранных должностных сокращений вполне оправдано. С другой стороны, точный перевод таких заимствований не всегда возможен, что может вызвать ряд негативных и даже курьезных для бизнеса ситуаций.

Как избежать ошибок? В каком случае использование иностранных должностных названий оправдано, а в каком от них лучше отказаться для пользы дела? 

«Три буквы» в России: польза или вред?

Для того чтобы выяснить, в какой ситуации возможно употребление иностранных аббревиатур, а в каком случае это только навредит, следует определиться с плюсами и минусами использования подобных заимствований именно в российской бизнес-среде, в общении между российскими предпринимателями и их клиентами.

Плюсы:

1. Естественная интеграция отечественной бизнес-среды в глобальное экономическое пространство. Такая интеграция полезна как предпринимателям, так и их клиентам. Первым, потому что способствует лучшему взаимопониманию с зарубежными партнерами. Вторым, потому что интеграция неизбежно влечет за собой подключение российского бизнеса к международным нормам, в том числе и регламентирующим стандарты предоставления услуг и их стоимость. 

2. Закономерное развитие делового общения и русского языка в целом. Вопреки стереотипам, русский язык исторически является самым динамично развивающимся из всех языков славянской языковой группы. Наш язык зачастую просто абсорбирует иностранную терминологию, усваивая полезное и отторгая ненужное. Так, для зарубежного слова «airport» в русском языке не было аналогии. Таким образом, заимствование «аэропорт» не засорило, а обогатило язык. В то же время, к примеру, в чешском языке «аэропорт» произносится как «летиштэ», что, согласитесь, несколько архаично даже для нас и тем более затруднительно для англоязычного мира.   

 Минусы: 

1. Сложности в работе. 

Пример из практики: Новый менеджер по продажам получил от начальника пачку визиток. Задача: «холодные звонки» руководителям. Дойдя до визитки с надписью СЕО и зная о том, что в их собственной компании есть SEO-специалист, продвигающий сайт, новичок позвонил по указанному телефону и, думая, что разговаривает с рядовым сотрудником, попросил соединить его с руководителем. На возражения собеседника о том, что он и есть руководитель, продажник ответил напором и применил технику «обхода секретарши». В итоге сложилась не очень хорошая ситуация, пострадал имидж компании.

Предположим, что рабочим все равно, как будет называть себя их директор – СЕО или как-то еще – главное, чтобы зарплату платил. А для новичков-продажников? Понятно, что пробел в образовании менеджера налицо. Однако, во-первых, на «продажников» у нас в России не обучают, и найти подкованного в этом плане человека, да еще и молодого специалиста, непросто. Во-вторых, СЕО (Chief Executive Officer, он же генеральный директор) очень напоминает SEO (Search Engine Optimization, поисковая оптимизация), и в этом обилии аббревиатур действительно можно запутаться. Не торопитесь заказывать визитки с красивыми иностранными аббревиатурами, и хорошенько проверьте, соответствует ли им имеющийся в компании функционал.

2. Трудности перевода.

Печатные переводчики утверждают, что CEO – это «генеральный директор». Но онлайн-переводчики выдадут такие варианты, как «главный административный руководитель» или «исполнительный директор». И, как мы знаем, сегодня люди скорее воспользуются онлайн-переводчиком на гаджете, чем будут искать в оффлайн-источниках.

3. Несоответствие функционала.

Типичный пример — HR (Human Resource). В России эйчары часто ассоциируются с кадровиками, тогда как за границей HR не занимается приемом и увольнением сотрудников. За рубежом эйчар работает с людьми и развивает компетенции, а кадровая служба зачастую вообще отдается на аутсорсинг. 

4. Языковое отставание. 

Пока мы с вами осваиваем одни аббревиатуры, иностранцы придумывают новые. Здесь уместен пример с Билом Гейтсом, выдумавшим себе свою собственную должность. Кто-то может сказать: «Эй, это же ГЕЙТС, это единичный случай». А кто-то увидит в этом прецедент. Всегда есть кто-то первый, кто придумывает себе новую должность, но это не значит, что этим человеком должность себя исчерпает.

Например, CDO (Chief Data Officer). Это можно перевести как «директор по управлению данными компании». Первым эту должность получил Усама Файяд из Yahoo, однако сегодня пост CDO весьма распространен. Может ли так случиться, что уже через пять-десять лет у нас вместо главного инженера и финансового директора будут CTO, СFO или что-то еще? Скорее всего, именно так и случится. Но велика вероятность и того, что в англоязычном мире к тому времени появятся уже новые аббревиатуры, а старые могут выйти из обихода.

5. Курьезы языковой самобытности.

Кроме того, что русский язык порой позволяет выдавать не совсем уместные аналогии. Например, такая заграничная должность как СМО (Chief Marketing Officer) в российской блогосфере (а иногда и в бизнес-среде) неформально транскрибируется не совсем приличным словом. А все потому что английское «С» может читаться как «Ц», а «ch» в русской транскрипции читается как «Ч».

Таким образом, несмотря на то что определенные плюсы в использовании иностранных аббревиатур все же есть, но минусов пока что больше. Значит ли это, что от зарубежных аббревиатур необходимо отказаться? Вовсе нет, потому что их использование в ряде случаев вполне оправдано. Просто нужно знать — где они необходимы и в каких ситуациях.

Когда и где использовать

Объективных причин для использования иностранных аббревиатур несколько:

1. Отсутствие аналога зарубежной должности в российском квалификационном справочнике. Например, у нас в России есть должность «главный инженер». Словари переведут это словосочетание как chief engineer. Для россиянина все логично и понятно: chief – это «главный», а engineer – это «инженер». Однако в иностранном квалификационном справочнике такой должности нет. Есть CTO (Chief Technical Officer). Переводчики это переведут как «технический директор», который у нас в России больше ассоциируется со сферой IT. 

Таким образом, если вы главный инженер, и вам, например, предстоят переговоры с иностранными поставщиками, то на вашей визитке должно быть указано не «glavnyj inzhener» или chief engineer, а Chief Technical Officer (CTO). 

 2. В русском языке не всегда есть слова, отражающие сущность должности. Например, тот же случай с должностью Билла Гейтса — CSA (Chief Software Architect). Переводчики переведут это как «главный архитектор программного обеспечения». Слова все понятные и вполне «удобоваримы», но по отдельности. А, по сути, за что отвечает такой архитектор? Что он делает? В чем его отличие от российских «главного программиста» или «начальника отдела информационных технологий»? 

Более того, очевидно, что CSA должен по функционалу как-то отличаться и от иностранных CIO (Chief Information Officer) или CTO (Chief Technology Officer). Россиянам это может быть непонятно, однако, если ваш партнер называет себя не иначе как Chief Software Architect, использовать это новый термин вам все же придется.

3. Иностранные должностные наименования – это модный тренд. Особенно это относится к активной и крайне зависимой от социальных медиа среде стартапов. Устанавливая партнерство и общаясь между собой, предприниматели так или иначе начинают использовать в своей речи интуитивно понятные друг другу термины. 

Пример: сегодня есть люди и даже целые агентства, занимающиеся организацией эвентов, или, другими словами, бизнес-мероприятий (от английского event – мероприятие, событие). Мероприятия эти могут быть разные, начиная от презентации нового продукта, и заканчивая акселератором. Предпринимателям в общении намного проще и быстрее сказать: «Я организую в ноябре такой-то эвент», чем «Я организую в ноябре такое-то мероприятие, посвященное такому-то событию». 

4. Сокращениями обычно пользуются и HR, чтобы отсеять кандидатов, несоответствующих определенной должности. Особенно это относится к крупному бизнесу. Если позиция подразумевает, например, взаимодействие с зарубежными партнерами, то претендующий на нее кандидат должен быть как минимум знаком со значением иностранных аббревиатур.  

Таким образом, использование иностранных аббревиатур будет оправдано при общении с иностранными партнерами, так как эти аббревиатуры упрощают международное позиционирование и общение. То есть, если это необходимо вам в работе – пользуйтесь, только не забудьте уточнить перевод.

А вот в госсекторе и при общении внутри российской бизнес-среды уместным будет использовать традиционные наименования должностей. Другими словами, необходимо избегать ситуаций, когда иностранные типовые аббревиатуры покажутся ненужными или смешными.

Для правильного применения заимствованных буквенных сокращений в вашем бизнесе предлагаем воспользоваться нашим Словарем иностранных должностных аббревиатур.

Появились вопросы? Пишите в комментариях.
Также вы можете задать вопрос нашему эксперту

© «Центр Деловых Инициатив», при полном или частичном копировании материала ссылка на первоисточник обязательна.

Вернуться в начало

Комментарии ()